Прислать новость

Кузнец своего счастья

Василий Сапрыкин из села Большебыково в свои 87 лет работает кузнецом

28.04.2012 01:00

На вид и не скажешь,  что нашему герою уже почти девять десятков лет. Ну, семь — максимум: высокий, крепкий, как монумент, мужчина. На работу он приезжает каждый день к восьми утра на личной «Ниве». Есть своё хозяйство. Правда, кузнец не считает его серьёзным: «Всего-то коза, куры да 40 соток огорода. Вот раньше хоть корову держали». Со своей супругой Пелагеей Ивановной кузнец живёт 67-й год. Всю войну писал ей письма с фронта, после войны расписались, родили трёх дочерей. Сейчас у кузнеца пятеро внуков (некоторые уже на пенсии) и столько же правнуков. И мало кто знает, что Василий Сапрыкин вернулся с войны с тремя ранениями.

«Да таким людям надо памятники при жизни ставить!»  — скажете вы. И будете правы: памятник Василию Ивановичу поставили ещё пару лет назад.

Кузнецов в роду Василия Сапрыкина не было.  Отец работал плотником, дед был простым крестьянином, но к труду в семье приучали с раннего детства. А потом началась война, и в сорок третьем 18-летнего Василия призвали на фронт. На Курской дуге он был впервые ранен.

— Пуля попала в правую щёку, выбила зубы и срезала пол-языка и вышла вот здесь, — показывает Василий Иванович шрам над верхней губой. — Потом в Польше меня два раза ранило: первый раз в спину, второй — в бедро, кость раздробило, чуть пах не задело. Я когда в госпитале лежал, думал, что и ходить больше не смогу. Переживал, что никому такой не буду нужен.

Но оказалось, ещё как нужен.  Когда красноармеец Сапрыкин с увешанной медалями и орденами грудью вернулся в родное село, его сразу позвали работать: надо было поднимать разрушенный колхоз.

— Мужиков после войны осталось мало, а кто починит сельхоз­инвентарь, коня подкуёт? Вот мне председатель колхоза и сказал: «Езжай-ка ты, Васька, на машинно-тракторную станцию, поучись», — вспоминает кузнец. — Три месяца учился. Первое, что я сделал своими руками, был молоток, потом стал лошадей подковывать, ремонтировать плуги, бороны.

Поначалу, говорит Василий, было очень тяжело, особенно гвозди для подков ковать, потом втянулся и кузнечное ремесло очень полюбил.

— Раньше надо было мехами хорошенько поработать, чтобы огонь раздуть, — улыбается Василий Иванович. — Труд тогда был тяжелее, хотя и сил тоже у меня  было больше, не то что сейчас.

Кузнец делает навесы для дверей, отвёртки, молотки, ломы, монтировки сцепки и зубья для борон, отбивает косы и тяпки. Кузнец уже и не помнит, сколько всего предметов выковал за свою долгую жизнь, но точно не одну тысячу.

— В Большебыково около тысячи жителей, и в каждой семье есть вещи, изготовленные Василием Ивановичем, — рассказывает глава Утянского сельского поселения Владимир ЖИДКИХ. — Каждый его здесь знает и уважает.

Кузнец делает не только сельхоз­утварь  — однажды он выковал крест для местного храма Живоначальной Троицы. Спустя годы храм отреставрировали, и крест на куполе сейчас уже другой, но поступок кузнеца все помнят до сих пор.

— Помню, дня три ковал его, — вспоминает Василий Иванович. — Как же без креста жить?

Своё мастерство старый мастер хотел передать ученикам,   но они все разбежались кто куда — труд в кузне тяжёлый и совсем не прибыльный. Хорошо зарабатывают лишь те, кто изготавливает ограды, кованые ворота, а Василий Иванович куёт инструменты, за которые платят немного.

— Зарплата у меня сдельная, получаю когда четыре, когда шесть тысяч рублей, — рассказывает Василий Иванович. — Но кому-то надо и кузнечным ремеслом заниматься. Да и не в деньгах счастье, надо дело своё любить, тогда и работа будет в радость. Буду трудиться, сколько смогу, уходить на покой пока не собираюсь.

В ТЕМУ

Загадочный и таинственный

В старину кузнец раньше, чем другие мастера, должен был бросить заниматься другими делами (пахать, заниматься хозяйством) и сосредоточиться на своём занятии, требующем достаточно сложных технологических процессов. Остальным людям это было непонятно. Из-за опасности пожара кузнецы обычно жили на отшибе, что порождало дополнительную загадочность. Поэтому кузнецы часто считались колдунами, связанными с тёмными силами. Неслучайно слово «коварство» похоже на «коваль», а «козни» — на «кузнец».

КСТАТИ

Откуда силы берутся

Каким же образом Василию Сапрыкину удалось сохранить силы до таких преклонных лет?

— Долгожителей у меня у роду не было, отец прожил 78 лет, мать умерла рано. Сам не знаю, откуда у меня силы, наверное, Бог даёт, — пожимает плечами кузнец.

— Правда, уже сорок лет я не курю и не пью ни капли, хотя по молодости выпить был не дурак. Очень люблю молоко. Когда корову держали, выпивал по три литра молока в день, сейчас на козье перешёл. Сейчас пост, но я не пощусь и съедаю хотя бы маленький кусочек мяса каждый день — в кузне силы нужны. Отпуск беру каждый год обязательно, занимаюсь охотой — ловлю кротов. Специально отпуск беру на июнь: как раз в этом месяце кроты начинают огороды портить. А когда помоложе был, ездил на море отдыхать.
 

Автор новости:

Светлана СОЛОДОВНИКОВА

Поделиться новостью в соц. сетях